Узник (либретто)

E Luigi Dallapiccola

Узник (ит. Il Prigioniero) — одноактная додекафонная опера Луиджи Даллапикколы, написанная в 1943—1948 годах на либретто композитора по мотивам “Пытки надеждой” Филиппа Огюста Матиаса Вилье де Лиль-Адана и “Легенды об Уленшпигеле и Ламме Гудзаке” Шарля де Костера. Перевод с итальянского Светланы Стекловой с использованием фрагментов Священного Писания в Синодальном переводе, “Пытки надеждой” в переводе Н. Рыковой, “Легенды об Уленшпигеле и Ламме Гудзаке” в переводе Н. Любимова, “Розы инфанты” Виктора Гюго в переводе П. Антокольского.

Действующие лица

  • Мать (Il Madre) — драматическое сопрано
  • Узник (Il Prigioniero) — бас-баритон
  • Страж (Il Carceriere) / Великий Инквизитор (Il Grande Inquisitore) — тенор
  • Два священника (Due sacerdoti) — тенор и баритон
  • Фра Редемптор (Un Fra Redemptor) — без пения

Место и время действия: Испания, вторая половина XVI века.

Пролог

Si alza subito la tela, dietro cui appare un velario nero. Davanti al velario appare la Madre vestita di nero. Soltanto il suo volto bianchissimo, illuminato spietatamente, risulterà visibile allo spettatore.-

Сразу же поднимается занавес, за которым предстает черный навес. Перед навесом появляется Мать, облаченная в черное. Лишь ее лицо бледнее белого, безжалостно заливается светом, становясь видимым зрителю:

LA MADRE / Мать
Ti rivedrò, mio figlio! Ti rivedrò…
Тебя увижу вновь, мой сын! Тебя увижу…

Ma una voce nel cuor mi sussurra:
Но голос в глубине души мне шепчет:

“Questa è l’ultima volta!”
“Это в последний раз!”

Ti rivedrò, mio figlio!
Тебя увижу вновь, мой сын!

Da più mesi mi struggon
Месяц за месяцем изнемогала

e la brama dite,
от нужды выговориться,

e l’affanno per te,
от скорби по тебе,

e l’accorato amor di te, mio figlio,
от любви сердечной к тебе, мой сын,

mio solo bene!
моя единственная радость!

(dopo una pausa; smarrita)
(выдержав паузу; растерянно)

Il mio sogno… il mio sogno…
Этот мой сон… мой сон…

Tutte le notti m’opprime… sempre uguale…
Еженощно изнуряет меня… неизменно…

(visionario)
(провидчески)

A poco a poco s’aprono le nebbie del sonno.
Еле-еле застилает глаза туман сна

Ecco: agli occhi m’appare
и вот: предстает перед взором

un antro quasi buio, interminabile.
коридор, весь во мраке почти, бесконечный.

Lontano, in fondo, una figura, un’ombra,
Далеко в нем, в глубине, фигура, тень,

uno spettro…, – non so -, avanza su di me
призрак, – не знаю кто он, приближающийся ко мне

lentissimo, pauroso.
медленно, пугающе.

Tento di volger gli occhi…
Пытаюсь отвести глаза…

tento di non vedere…
Пытаюсь не смотреть…

Ma c’è qualcosa assai di me più forte
Но это нечто, что существенно сильней меня,

che tien le mie pupille aperte e fisse.-
что удерживает зрачки открытыми и замершими. -

Баллата

Vedo! Lo riconosco! (Porta un farsetto nero.
Вижу! Его узнаю! (Он в черное одет.

Il toson d’oro al collo brilla sinistro.) Avanza.
На шее блестит зловеще Золотого руна орден). Подходит.

Le sue labbra di ferro non san che sia il sorriso;
Железные уста весельем не кривят,

sembra un rintocco funebre il suo pesante passo.
похож на поминальный звон его тяжелый шаг.

Gli balena negli occhi il riflesso dei roghi
Вот отблеском костров безумный взгляд сверкнул,

che a volte alimentò col proprio fiato. Tace.
оставивших на нем свой жар. Молчит.

Non sugli uomini impera, ma sopra un cimitero
Царит не над людьми, на кладбище

il Re che turba il mondo col suo fantasticare.
король, который мир в смятение приводит фантасмагориями.

È lui, Filippo, il Gufo, figlio dell’Avvoltoio,
Вот он, Филипп Второй, Сова, сын Коршуна,

poggia la fronte pallida a una vetrata. Infine
прижавшись бледным лбом к стеклу. Он, наконец,

solleva il braccio destro in alto, mormorando:
воздел десницу ввысь, шепча:

“Dio Signore è del cielo; Io son Re sulla terra.”
«Господь царит на небе, я – правлю на земле».

Son risalite intanto
Вновь на меня находит

le nebbie del mio sonno.
туман сна.

A poco a poco il Gufo
И постепенно Сова

muta i suoi lineamenti:
преображается в чертах:

svaniti gli occhi, quasi per magia,
глаза проваливаются, как по волшебству,

son restate le occhiaie bianche e vuote…
глазницы остаются белыми, пустыми…

Si scavano le guance ed i capelli cadono…
Щеки впадают и выпадают волосы…

Ad un tratto
И вдруг

non è più Re Filippo che mi fissa:
уже здесь не король Филипп, что смотрит на меня:

è la Morte!
а сама Смерть!

Sgomenta, caccio un grido:
В испуге испускаю крик:

“Mio figlio! Mio figlio!”
“Мой сын! Мой сын!”

Первое хоровое интермеццо

Il Coro Interno (troncando l’ultima parola della Madre) / Хор за сценой (обрывая последнее слово Матери)

Fiat misericordia tua, Domine, super nos.
Да будет милость Твоя, Господи, на нас,

Quemadmodum speravimus in Te.
Ибо мы уповаем на Тебя.

Sacerdotes tui induantur justitiam.
Священники Твои облекутся правдою

Et sancti tui exultent.
и святые Твои возрадуются.

(Si apre lentamente il velario nero).
(Медленно поднимается черный навес.)

Действие первое

Первая сцена

Un’orribile cella nei sotterranei dell’Official di Saragozza. Un giaciglio di paglia, un cavalletto, un fornello, una brocca. In fondo, una porta di ferro. È il crepuscolo: la cella è quasi buia. Sul giaciglio sta il Prigioniero. Accanto a lui, la Madre.

Вид чудовищной тюремной камеры под сводами Сарагосского официала. Подстилка из навоза, деревянные козлы, жаровня, кружка. В глубине – железная дверь. Сумерки: в камере полумрак. На подстилке Узник. Подле него – Мать.

IL PRIGIONIERO (come continuando una narrazione) / Узник (словно продолжая повествование)
Ero solo. Tutto era buio.
Я был один. Вокруг был мрак.

Buio era in questa cella.
Мрак был в этой камере.

Buio era nel mio cuore.
Мрак был у меня на сердце.

No, non sapevo ancora
Нет, никогда не думал,

che poter soffrir tanto
что смогу выстрадать столь много

e non morire…
и не умереть…

LA MADRE (con angoscia repressa) / Мать (с еле сдерживаемой тревогой)
Figlio… figliolo…
Сына… сынок…

IL PRIGIONIERO / Узник
Temevo il sonno, quasi per timore
Боялся спать, от страха, как бы

dovesse esser eterno;
не оказался сон мой вечным;

temea la veglia, anch’essa piena d’ombre
боялся просыпаться, в сонме теней,

e di visioni…
видений…

LA MADRE (come sopra) / Мать (как указ. выше)
Mio figlio…
Сын мой…

IL PRIGIONIERO / Узник
… quando il Carceriere
… когда мой Страж

pronunciò finalmente una parola:
произнес, наконец, одно слово:

“Fratello”. Dolcissima parola
«О брат мой». Нежнейшее из слов,

che mi diede ancor fiducia nella vita.
которое вернуло во мне веру в жизнь.

LA MADRE (fra sé; mormorando) / Мать (себе, шепча)
(… che ti diede ancor fiducia nella vita?)
(… которое тебе вернуло веру в жизнь?)

IL PRIGIONIERO / Узник
Come dire di dove venga la speranza!
Как объяснить, откуда входит в нас надежда!

Come s’insinui nel nostro cuore?
Как внушается она нашему сердцу?

“Fratello”. Dolcissima parola
«О брат мой». Нежнейшее из слов,

che mi ridiede il senso della luce.
которое вернуло меня к свету.

LA MADRE (come sopra) / Мать (как указ. выше)
(… che ti ridiede il senso della luce?)
(… которое вернуло тебя к свету?)

IL PRIGIONIERO / Узник
Dopo torture che non so narrare,
После неописуемых мучений,

dopo che corda e morsa e cavalletto
после веревки, тисков и козел

tutto il mio corpo avevano piagato…
все мое тело изнывало от боли…

LA MADRE (prorompendo) / Мать (с надрывом)
Figlio, figliolo mio!…
Сына, сынок мой!…

IL PRIGIONIERO (continuando) / Узник (продолжая)
… udivo alfine una parola amica:
… услышал, наконец, я дружеское слово:

“Fratello”. Dolcissima parola…
«О брат мой». Нежнейшее из слов…

Da quella sera ho ripreso a pregare…
И с вечера того возобновил молитву…

LA MADRE (fra sé; mormorando) / Мать (себе, шепча)
(… da quella sera hai ripreso a pregare?)
(… и с вечера того возобновил молитву?)

IL PRIGIONIERO (continuando) / Узник (продолжая)
E prego sempre, quando cade il giorno:
И всякий раз молю, как отлетает день:

Signore, aiutami a camminare,
О Господи, не дай с пути мне сбиться,

così lunga è la via che mi pare
столь долог путь, что кажется мне

di non poterla finire.
непреодолимым.

Signore, aiutami a salire.
О Господи, дай сил мне выбраться.

LA MADRE (fra sé) / Мать (себе)
Che mi ricordano queste parole?
Что мне напоминают слова эти?

Mi fan pensare ad un tempo lontano:
Я вспоминаю тот далекий день:

Così pregavi quand’eri bambino..
Когда молился так, ты был еще ребенком…

Triste è riandare al tempo tuo felice…-
Так больно возвращаться в прошлое, когда был счастлив ты…

(disperatamente)
(в отчаянии)

Figlio! figliolo! che più ci è rimasto di allora?
Сына! Сынок! Что уготовано нам впереди?

(lo abbraccia)
(обнимает его)

(si ode un rumore al dì là della porta)
(слышен шум за дверью)

IL PRIGIONIERO (senza muoversi) / Узник (не двигаясь)
È il Carceriere.
Это Страж.

(si apre la porta nel fondo)
(в глубине открывается дверь)

LA MADRE / Мать
È questo, dimmi, proprio l’ultimo nostro addio?
Скажи, мы расстаемся навсегда?

(Il Prigioniero non risponde e resta immobile. La Madre esce).
(Узник не отвечает и остается неподвижен. Мать выходит.)

Вторая сцена

IL PRIGIONIERO / Узник
Solo. Son solo un’altra volta.
Один. Остался наедине вновь.

Solo coi miei pensieri. O madre mia!…
Наедине со своим ходом мыслей. О матушка!….

IL CARCERIERE (appare improvvisamente nel vano della porta, tenendo in mano una lampada accesa) / Страж (появляется неожиданно в дверном проеме, держа в руке горящую лампаду)
Fratello…
О брат мой…

IL PRIGIONIERO (sempre immobile) / Узник (оставаясь недвижимым)
Questa voce…, quest’unica parola
Этот голос… это особенное слово

nel silenzio e nel buio…
в молчании и мраке…

IL CARCERIERE (avanza di qualche passo) / Страж (приближается на несколько шагов)
(con infinita dolcezza)
(предельно нежно)

Fratello… spera…
О брат мой… надейся…

IL PRIGIONIERO (sempre immobile) / Узник (оставаясь неподвижным)
Udire infine una parola umana
Услышать вновь человеческое слово,

là dove tutto tace…
где все безмолвствует…

IL CARCERIERE (è avanzato intanto di qualche passo; ma è ancora lontano dal Prigioniero) / Страж (приблизившись тем временем еще на несколько шагов, но все еще на расстоянии от Узника)
Spera, fratello, spera ardentemente;
Надейся, брат мой, надейся со всем пылом;

devi sperare sino a spasimarne:
должен надеяться ты до последнего дыханья:

devi sperare ad ogni ora del giorno;
должен надеяться каждый час дня;

vivere devi per poter sperare.
жить должен, чтобы продолжать надеяться.

(Avanza ancora di qualche passo. È ormai vicino al Prigioniero.)
(Приближается еще на несколько шагов. Стоя уже в непосредственной близости от Узника)

Fratello…
О брат мой…

(all’orecchio del Prigioniero; quasi segretamente)
(на ухо Узнику; словно раскрывая тайну)

Nelle Fiandre
Во Фландрии

divampa la rivolta…
вспыхнуло восстание…

IL PRIGIONIERO (scuotendosi) / Узник (потрясенный)
Ah!…
Ах!

IL CARCERIERE / Страж
Nelle strade di Gand tumultua il popolo…
На улицах Гента народные волнения…

IL PRIGIONIERO (animandosi) / Узник (воодушевленно)
Ah!…
Ах!…

IL CARCERIERE / Страж
Carlo strappò la lingua di sua madre
Карл вырвал у отца язык железными клещами.

il dì che tolse la fiera campana a Gand
Снявшие благородный колокол лишили Гент языка,

che forte parlava alle Fiandre,
которым тот обращался ко всей Фландрии,

Roelandt, l’orgoglio di tutta una terra.
Роланда, что гордость всей земли.

IL PRIGIONIERO / Узник
Roelandt, com’eri solenne nell’aria
Роланд, какой торжественностью был исполнен воздух,

mentre il tuo motto scandivi pacata:
когда ты мерно оглашал девиз свой:

Quando rintocco vuol dir che c’è incendio;
«Если слышен мой гул – значит, где-то горит,

Quando rintocco il paese è in rivolta…
Если звон – стране ураган грозит».

IL CARCERIERE / Страж
Roelandt ancora risonare udrai!
Роланда ты еще услышишь!

Giorno di gioia alfin per tanti cuori
День долгожданный радости для сердец многих

oppressi… Fratello,
угнетенных… О брат мой,

sappi a quei rintocchi
знай, этот звон

che il Santo Uffizio e Filippo tramontano!
будет поминальным по Святой Инквизиции с Филиппом!

IL PRIGIONIERO (sempre più esaltandosi) / Узник (все еще более восторженно)
Ridilla ancora la parola attesa!-
Скажи еще мне слов, что согревают душу!

IL CARCERIERE / Страж
Flessinga è conquistata dai Pezzenti
Флиссинген взят гёзами!

sta per cadere Veere; a Gorcum si combatte…
Пасть должен Вере; в Хоркуме идут сраженья…

IL PRIGIONIERO / Узник
Combattono i Pezzenti!
Гёзы сражаются!

Ария в три строфы

IL CARCERIERE / Страж
Sull’Oceano, sulla Schelda,
По океану и по Шельде,

con il sole, con la pioggia,
пусть печет солнце, мочит дождь,

con la grandine e la neve,
порошит снег и сечет град,

sui vascelli – lieti in volto -
на кораблях – с улыбкой -

i Pezzenti passano.
Гёзы идут.

Con le vele aperte ai venti,
С тугими парусами, открытыми ветрам,

bianchi cigni che svolazzano,
белые лебеди порхают,

cigni della libertà!
лебеди свободы!

IL PRIGIONIERO / Узник
Cigni della libertà!
Лебеди свободы!

IL CARCERIERE / Страж
Tre colori ha lo stendardo
В три цвета паруса,

che accompagna i prodi in mare:
которые сопровождают их на море:

bianco per la libertà,
белый – свобода,

è l’azzurro per la gloria,
синий – величие,

arancione è per il Principe.
оранжевый – как принц Оранский.

Con le vele aperte ai venti
С тугими парусами, открытыми ветрам,

i Pezzenti passano,
гёзы идут,

cigni della libertà.
лебеди свободы.

IL PRIGIONIERO / Узник
… della libertà!
…свободы!

IL CARCERIERE / Страж
Volano sul fiume rapidi,
Летят по стремительным рекам,

sembran nubi al vento nordico;
словно облака, гонимые северным ветром;

con la prora fendon l’onde,
нос корабля рассекает волну,

mentre in alto, dalle stelle,
в то время, как в выси, со звезд,

ai Pezzenti Iddio sorride.
Христос глядит и гёзам улыбается.

Dio dei liberi, ci aiuta!
Дарующий освобождение Господь, нам помоги!

Sono i cigni candidi,
Мы белые лебеди,

cigni della libertà!
лебеди свободы!

IL PRIGIONIERO / Узник
… della libertà!
… свободы!

IL PRIGIONIERO (fra sè) / Узник (себе)
Filippo, sanguinario, dove sei?
Филипп, король кровавый, где ты?

D’Alba feroce, dove ti nascondi?
Альба кровожадный, где прячешься ты?

IL CARCERIERE / Страж
Il grido di vendetta scoppia in Fiandra:
Призыв к отмщению слышен по всей Фландрии:

vibrano i cuori come corde tese…
души дрожат, словно натянутые струны арфы…

IL CARCERIERE / Страж
Dopo la strage riprende la vita…
А после бойни возродится жизнь…

Non odi intorno voci di fanciulli?
Не слышишь разве голоса детей вокруг?

(con accento infantile e popolaresco)
(с детской и простецкой интонацией)

Torna, sole,
Приди, солнце,

sulle città liberate!
в освобожденный город!

Campane, spandete nell’aria
Колокола, чьи удары раздаются в воздухе,

il vostro rintocco di gioia…
отрады звон ваш…

(contemplativo)
(задумчиво)

(Sorridono i volti ed i cuori…)
(Улыбаются лица и сердца…)

IL PRIGIONIERO (tenta di reprendere la canzone del Carceriere; ma la voce gli si spezza in un singhiozzo. La sua espressione, che si era gradatamente, ridiventa improvvisamente feroce) / Узник (пытается подхватить песнь Стража; но голос срывается от рыданий. Выражение его лица постепенно вновь становится неожиданно свирепым)
Fratello, grazie a te,
О брат мой, благодарю тебя

che m’hai fatto sperare!
за то, что подарил надежду!

(alza le braccia, giungendo le mani, e in tale atteggiamento rimane immobile, come assorto in una visione).

(вскидывает руки, складывает их в замок и в этой позе замирает, словно погруженный в видение.)

IL CARCERIERE (dopo una pausa molto lunga, avvicinandosi al Prigioniero) / Страж (после долгой паузы приближается к Узнику)
Fratello…
О брат мой…

(il Prigioniero si scuote)
(Узник сотрясается)

C’è chi veglia su te.
Есть, кто тебя блюдет.

La libertà tanto agognata forse ti è vicina.
И к долгожданной свободе, возможно, близок ты.

Abbi fede, fratello. Dormi… e spera!
Веру храни, брат мой. Спи… и надейся!

(Raccatta la lampada e si appresta a uscire. Si sofferma lungamente presso la porta e volge uno sguardo al Prigioniero, che nel frattempo si sarà steso sul giaciglio. Esce lentamente).

(Берет лампаду и готовится выйти. Останавливается у двери и долгим взглядом окидывает Узника, который в это время лежит на подстилке. Медленно выходит.)

(Da uno spiraglio, fra la porta e il muro, filtra dall’esterno, per un attimo, un raggio di luce: il riflesso della lampada del Carceriere. Il Prigioniero si scuote; ma subito si ricompone).

(Из щели между дверью и стеной, просачивается извне, на миг, луч света: отблеск лампады Стража. Узник взбудоражен; но быстро берет себя в руки.)

IL PRIGIONIERO / Узник
No, no… vaneggio. Questa debolezza estrema
Нет, нет… я брежу. Это слабость крайняя

mi causò tant’altre volte
вызвала во мне вновь

visioni allucinanti.
галлюцинации

Quel riflesso…
Тот отблеск…

mai prima d’ora l’avevo notato.
Прежде никогда не замечал.

Quel riflesso… La lampada…
Тот отблеск… Лампада…

Ho udito i passi che s’allontanavano…
Я слышал удаляющиеся шаги…

Mai prima d’ora li avevo notati.
Но прежде никогда не замечал.

La lampada… Nel buio, all’improvviso,
Лампада… Из мрака, неожиданно,

piombava questa cella le altre sere.
нагрянул в вечер в эту камеру,

M’ha detto: “Abbi fede, fratello.
сказав мне: «Храни веру, брат мой.

Dormi. Spera”.
Спи. Надейся».

(Strisciando con estrema circospezione, si è avvicinato alla porta)
(Крадучись с предельной осторожностью, приближается к двери)

M’ha detto: “C’è chi veglia su te”.
Сказал: «Есть, кто тебя блюдет».

(Tocca la porta, che cede subito alla pressione)
(Тянет к себе дверь, которая легко поддается.)

Ma allora, questo… non è un sogno!
Но тогда, это… не сон!

“Spera!” m’ha detto… “Spera!”.
«Надейся!», – он сказал… «Надейся!».

(si precipita fuori della porta)
(вываливается вовне через дверь)

SIPARIO RAPIDO / Занавес быстро опускается.

Третья сцена

Il sotterraneo dell’Official di Saragozza, illuminato appena qua e là da lampade bluastre. (Scenario girevole.) Il sotterraneo, lunghissimo e di cui non si vede la fine, dovrà far pensare a quello che la Madre, nel Prologo, racconta di aver veduto in sogno.

Под сводами Сарагосского официала. Подземелье, освещенное словно синеватой лампадой. (Вращающиеся декорации). Коридоры, очень длинные, конца их не видно, вызывающие в памяти те, о которых говорила Мать, в Прологе, рассказывая сон.

IL PRIGIONIERO (striscia lungo una parete del sotterraneo… s’inginocchia) / Узник (опираясь долго на стену подземелья… опустившись на колени)
Signore, aiutami a camminare.
О Господи, не дай с пути мне сбиться.

Così lunga è la via che mi pare
Столь долог путь, что кажется мне

di non poterla finire.
непреодолимым.

Signore, aiutami a salire.
О Господи, дай сил мне выбраться.


[Ricercare primo super “Signore, aiutami a camminare”]
Первый ричеркар на мотив «О Господи, не дай с пути мне сбиться»


IL PRIGIONIERO (strisciando lungo la parete) / Узник (опираясь долго на стену)
Buio. Silenzio. Come fra le tombe.
Мрак. Тишина. Словно в могиле.

(quasi senza fiato)
(почти без дыхания)

Chi viene?
Кто это идет?

(Si rannicchia in un angolo buio. Passa rapidamente un Fra Redemptor [frate torturatore] che tiene in mano uno strumento di tortura. Svolta e scompare.)

(Сжимается в темном углу. Мимо быстро проходит Фра Редемптор (заплечных дел мастер), который несет в руках орудие пыток. Поворачивает и исчезает из виду.

Che angoscia, Iddio! Sulle carni straziate
Как тревожно, Господи! Истерзанная плоть

risento il morso di quelle tenaglie…
вновь ощущает укусы этих щипцов…

risento il ferro… il fuoco…
чувствует металл… пламя…

(si inginocchia)
(на коленях)

Signore, aiutami a camminare…
О Господи, не дай с пути мне сбиться…

(tenta di alzarsi)
(пытается встать)


[Ricercare secondo super “Fratello”]
Второй ричеркар на мотив «О брат мой»


IL PRIGIONIERO / Узник
Non reggo.
Больше не могу.

Sorpreso qui, la notte,
Если застанут здесь, ночью,

evitar non potrei
не избежать мне

nuovi, atroci supplizi. Che fare?
снова зверских мучений. Что делать?

Ritornare
Возвращаться

nella mia cella scura
в мрак камеры моей,

ad aspettare ancora e sempre invano!
чтобы вновь ждать и все вотще!

[Secondo + Primo Ricercare]
Второй и первый ричеркары

Vieni fuori! una voce disse a Lazaro un giorno:
Гряди вон! был Голос Лазарю однажды:

e dalla fossa umida e buia
из ямы, сырой и темной,

Lazaro apparve.
Лазарь вышел.

Odo una simile voce a me intorno:
Слышу внутри похожий голос:

dal buio mi chiama alla luce…
из темноты зовет меня он к свету…

mi’incanta, mi vuole a sé dall’ombra
меня чарует, зовет, чтоб я из тени вышел,

con magica parola…
волшебным словом….

(Improvvisamente appaiono Due Sacerdoti)
(Неожиданно появляются два священника)

Ohimè!
Боже мой!

(Si rannicchia di nuovo; ma non lantano dal riflesso di una lampada).
(Снова прячется, но неподалеку от отсвета лампады)

PRIMO SACERDOTE (come continuando una conversazione.) / Первый священник (словно продолжая беседу)
… La Comunione sub utraque specie…
… Причащение под двумя видами (лат.)…

SECONDO SACERDOTE / Второй священник
Silenzio…
Тишина…

M’era sembrato di udire…
Мне показалось, слышал…

PRIMO SACERDOTE (calmissimo) / Первый священник (очень спокойно)
Che cosa!
Что ты!

SECONDO SACERDOTE / Второй священник
Come il sospiro di qualcun… che viva…
Словно чье-то дыхание… живое…

PRIMO SACERDOTE (calmissimo) / Первый священник (очень спокойно)
E chi potrebbe vivere qui intorno?
И кто здесь может быть живым, внутри?

I carcerati dormon nelle celle:
Все заключенные спят в камерах:

li aspetta all’alba assai più lungo sonno.
c самого рассвета чая сна.

SECONDO SACERDOTE / Второй священник
Voglia il Cielo toccare i loro cuori
Пусть Небо прикоснется к их сердцам

in quest’ultima notte…
в эту последнюю ночь…

(il Primo Sacerdote fissa a lungo il punto in cui il Prigioniero è rannicchiato).
(Первый священник долго смотрит в точку, где прячется Узник)

PRIMO SACERDOTE (disponendosi a uscire) / Первый священник (направляясь к выходу)
La Comunione sub utraque specie…
Причащение под двумя видами…

SECONDO SACERDOTE / Второй священник
Negano la reale Presenza…
…Отрицают реальное Присутствие…

(Escono).
(Выходят)


[Ricercare super Roelandt] / Ричеркар на мотив «Роланда»


IL PRIGIONIERO (terrorizzato) / Узник (в ужасе)
Quegli occhi mi guardavano!
Эти глаза смотрели на меня!

Occhi tremendi… ancor vi vedo impressi
Глаза свирепые… остался отпечаток взгляда

su quest’umido muro…
на сырости стены…


[Ricercare terzo + secondo + primo] / Ричеркары 3 + 2 + 1


No… no… son le pupille che ritengono
Нет… нет.. это на сетчатке остается

ancora quello sguardo incancellabile.
их неизгладимый след.

M’hanno veduto quei terribili occhi?
Увидели эти ужасные глаза меня?

(riprende stancamente a strisciare lungo il muro)
(вновь устало опирается долго на стену)

Così lunga è la via che mi pare…
Столь долог путь, что кажется мне…

(si ferma)
(замирает)

Sulle mie mani passa un soffio d’aria…
По моим кистям скользнуло дуновенье ветра…

una fredda carezza… donde viene?
прохладное его прикосновенье… куда пришел я?

la porta non dev’essere lontana…
Выход должен быть неподалеку…

(si alza e accelera il passo)
(встает и ускоряет шаг)

Signore, aiutami a salire…
О Господи, дай сил мне выбраться…

(accelera ancora il passo)
(еще больше ускоряет шаг)

La porta! la porta! Sono al fine!!!
Дверь! Дверь! Это выход!!!

(Sopra la sua testa risuonano i pesanti rintocchi di una campana. Si ferma di scatto).
(Над его головой раздаются тяжелые удары колокола. Замирает в порыве).

La campana di Gand!
Колокол Гента!

(vacillando)
(дрожа)

la gran campana!
Великий колокол!

Roelandt, la fiera! Filippo! Filippo!
Гордый Роланд! Филипп! Филипп!

I giorni del tuo regno son contati!
Дни царствования сочтены твои!

(accelera il passo… è vicinissimo alla porta).
(ускоряет шаг… и приближается к самой двери).

Cala rapidamente il velario nero.
Быстро опускается черный навес.

Второе хоровое интермеццо

IL CORO INTERNO / Хор за сценой
Domine, labia mea aperies
Господи! отверзи уста мои,

Et os meum annuntiabit laudem tuam.-
и уста мои возвестят хвалу Твою.

Сцена четвертая (последняя)

Appare un vasto giardino, sotto il cielo stellato. Un grande cedro nel mezzo della scena. In distanza, nella sfondo, le montagne. Aria di primavera.

Дверь открывается в сады, под звездами ясной ночи. Огромный кедр посреди сцены. На расстоянии, в глубине, горы. Весенний воздух.

IL PRIGIONIERO (precipitandosi in scena) / Узник (вываливаясь на сцену)
(fortissimo; bestiale)
(очень громко; дико)

Alleluja!
Аллилуйя!

(si guarda intorno stupito)
(смотрит вокруг пораженный)

Quest’aria… questa luce…
Этот воздух… этот свет….

La libertà!
Свобода!

IL CORO INTERNO / Хор за сценой
Domine… Domine.-
Господи… Господи. -

IL PRIGIONIERO (con devozione) / Узник (набожно)
Non ho sperato invano,
Надеялся не зря я,

non ho sperato invano…
надеялся не зря…

IL CORO INTERNO / Хор за сценой
Domine, labia mea aperies…
Господи, отверзи уста мои…

IL PRIGIONIERO / Узник
Le stelle! Il cielo! questa è la salvezza…
Звезды! Небо! Это спасение…

Fuggir per la campagna…
Бежать в деревню…

Con le prime luci dell’alba sarò sui monti…
С первым лучом солнца буду в горах…

Il profumo dei cedri… La libertà…
Кедров благоухание… Свобода…

IL CORO INTERNO / Хор за сценой
Et os meum annuntiabir laudem tuam…
и уста мои возвестят хвалу Твою…

IL PRIGIONIERO (con immenso fervore) / Узник (с непомерным пылом)
Alleluja!
Аллилуйя!

(Al colmo dell’estasi, si avvicina al grande cedro e, allarga le braccia in un impeto di amore per tutta l’umanità. Due braccia enormi, quasi nascoste tra i rami più bassi, lentamente si muovono e ricambiano la stretta. il Prigioniero si trova fra le braccia del Grande Inquisitore).

(На пике экстаза приближается к огромному кедру, распростерши руки в приливе любви ко всему человечеству. Две гигантские руки, почти полностью скрытые между нижних ветвей, медленно движутся и сжимаются. Узник оказывается в объятьях Великого Инквизитора)

IL GRANDE INQUISITORE (= Il Carceriere) / Великий Инквизитор (= Страж)
Fratello…
О брат мой…

(Il Prigioniero, riconoscendo la voce del Carceriere, emette un suono inarticolato e resta soffocato dallo spavento.)

(Узник, узнав голос Стража, издает нечленораздельный звук, задыхаясь от ужаса.)


IL GRANDE INQUISITORE (con l’accento della più sincera pietà e tenendo sempre abbracciato il Prigioniero) / Великий инквизитор (с интонацией очень искреннего сострадания и продолжая все еще обнимать Узника)
Alla vigilia della tua salvezza
Накануне своего спасения

perché mai ci volevi abbandonare?
отчего же ты хочешь покинуть нас?

(Apre le braccia)
(Отпускает из объятий.)

IL PRIGIONIERO (dopo una lunga pausa, come colpito da improvvisa rivelazione, muove rapidamente verso il proscenio) / Узник (после долгой паузы, словно посещенный вдруг откровением, быстро двигается к просцениуму).
S’è fatta luce! Vedo! Vedo!
Мне все ясно! Вижу! Вижу!

La speranza… l’ultima tortura…
Надежда… Пытка последняя…

Di quante mai sofferte, la più atroce…
Из всех, что выстрадал я, самая мучительная…

(Dal fondo della scena s’alza un bagliore: Il Prigioniero si volge inorridito)
(Из глубины сцены появляется свечение: Узник приходит в ужас.)

Il rogo!
Костер!

(ride come un pazzo)
(смеется, как безумец)

IL GRANDE INQUISITORE / Великий Инквизитор
Coraggio…
Мужайся…

CORO DA CAMERA (dietro la scena; collocato dalla parte opposta a quella del grande Coro) / Камерный хор (за сценой, размещен напротив большого хора)
Languendo, gemendo et genuflectendo…
Упав на колени, сквозь слезы и пени… (лат.)

IL CORO INTERNO / Хор за сценой
Domine, labia mea aperies…
Господи, отверзи уста мои…

IL GRANDE INQUISITORE / Великий Инквизитор
Vieni…
Иди…

(Con estrema dolcezza prende per mano il Prigioniero e muove con lui qualche passo)
(Очень нежно берет за руку Узника и делает с ним несколько шагов.)

IL PRIGIONIERO (quasi inconsciente; sussurrato) / Узник (почти бессознательно; шепотом)
La libertà…
Свобода…

CORO DA CAMERA / Камерный хор
O Domine Deus!
Господь всеблагой!

Languendo, gemendo et genuflectendo…
Упав на колени, сквозь слезы и пени…

IL GRANDE INQUISITORE / Великий Инквизитор
Fratello… andiamo…
О брат мой… идем же…

(riprende per mano il Prigioniero e con lui si avvia verso il fondo dello scena).
(берет за руку Узника и с ним направляется в глубину сцены).

IL CORO INTERNO / Хор за сценой
Et os meum annuntiabit Iaudem tuam…
и уста мои возвестят хвалу Твою…

IL PRIGIONIERO (quasi incosciente; sussurrato. Ma questa volta con tono nettamente interrogativo) / Узник (почти бессознательно, шепча. Но в этот раз тоном недвусмысленно вопросительным).
La libertà?
Свобода?

Cala la tela / Опускается занавес