Заметки о «Концерте на Рождественскую ночь 1956 года»

E Luigi Dallapiccola

Заметки о «Концерте на Рождественскую ночь 1956 года» (ит. Note sul «Concerto per la notte di Natale dell'anno 1956») — текст Луиджи Даллапикколы, написанный для буклета к грампластинке, изданной "CBS" в 1969 г. Перевод с итальянского Светланы Стекловой (2012) по изданию “Parole e musica” (Il Saggiatore, 1980, с. 497-499).

Луиджи Даллапиккола — Заметки о «Концерте на Рождественскую ночь 1956 года»

По прошествии стольких лет, нельзя уже с уверенностью сказать, стало ли исходным импульсом к написанию «Концерта на Рождественскую ночь 1956 года» знакомство с двумя фрагментами Якопоне, которые были в этом сочинении положены на музыку [лауда LXIV, стихи 15-20; и лауда XC, стихи 259-266 и 283-290]. Каждое сочинение предстает своему автору целиком, в своей окончательной форме, но, разумеется, лишь предстает, поскольку долгим может быть путь, ведущий к обретению этой окончательности; долгим и сколь угодно далеким от прямого. Могу лишь сказать, что в случае что с одним, что с другим фрагментом, поэтический текст служил своего рода стартовой дорожкой. Кроме поэзии, были импульсы и иной природы, события нашей жизни.

Всем известно, что такое Рождественские приготовления в центре Нью-Йорка: приготовления зачастую масштабные и зрелищные. И везде это происходит на свой лад: в Бронксе, Бруклине, Куинсе. Во Флашинге, где я жил тогда вместе со своей семье [с сентября 1956 по июнь 1957 года Даллапиккола преподавал в Queens College композицию, инструментовку, контрапункт и камерную музыку], приготовления к Рождеству тоже шли своим чередом, но более сдержанно и скромно. Домики, все такие похожие, что по архитектуре, что по размерам, светящиеся через двери и окна всевозможными цветами, принимали волшебный облик. При взгляде на них с соседней улицы они напоминали картину Руо.

На одной из многих деталей, приковавших мое внимание, хочу остановиться подробней. Многие еврейские семьи, живущие во Флашинге, те же самые семьи, что несколькими неделями раньше украшали свои дома по случаю Хануки (праздника огней) и зажигали менору-семисвечник, принимали участие и в торжествах по случаю христианского Рождества, украшая двери и окна своих жилищ. В этой связи я вспомнил одно место из письма Антона Веберна, адресованного Альбану Бергу 21 декабря 1911 года:

«Мало на свете вещей столь чудесных, как Рождество. Подумать только: ночь, в которую был рожден Сын Человеческий, празднуется снова и снова спустя почти две тысячи лет и почти всеми в мире; это словно момент, когда звучат только слова любви и когда все ведут себя благообразно. Воистину чудо».

Это несомненно было одним из импульсов к рождению идеи «Концерта». Но нужно назвать и другой, не менее важный и решающий. Международная политическая обстановка в конце 1956 года – с одной стороны события в Венгрии, с другой – Суэцкий кризис, – стала одной из самых напряженных ситуаций из многочисленных тех, что уже складывались после окончания второй мировой войны. Якопоне возвещает нам о мире на земле («pace in terra»), Якопоне упорно взывает к любви («amore»). Я же вынужден был с нестерпимой почти резкостью выкрикивать это.

В таком состоянии души и возник замысел «Концерта на Рождественскую ночь».